Лингвистическая экспертиза экстремистских материалов

Лингвистическая экспертиза экстремистских материалов

  • Вам необходимо признание информационных материалов экстремистскими?

 

Чем лингвистическая экспертиза экстремистских материалов полезна для вас и что она исследует

Лингвистическая экспертиза экстремистских материалов позволит признать определенную информацию запрещенной для публикации на территории РФ.

 

Типовые вопросы на лингвистическую экспертизу экстремистских материалов:

  1. Имеются ли в исследуемом тексте высказывания, содержащие призывы? Если да, то к чему они побуждают адресата?
  2. Имеются ли в тексте высказывания, содержащие негативные сведения или выражающие враждебное отношение к какой-либо группе лиц? Если да, то в какой форме представлены данные высказывания?
  3. Имеются ли в тексте высказывания, содержащие пропаганду совершения каких-либо действий?
  4. Имеются ли в тексте положительные оценки совершения каких-либо действий?
  5. По какому признаку выделяется группа лиц?

 

Стоимость проведения лингвистической экспертизы экстремистских материалов

Лингвистическая экспертиза экстремистских материалов

Досудебная

Судебная

Лингвистическая экспертиза (за 1 объект)

от 20 000 ₽

от 25 000 ₽

Интерпретация слов и высказываний в контексте публикации

от 10 000 ₽

от 15 000 ₽

Рецензия на лингвистическую экспертизу экстремистских материалов. Срок – 7-10 рабочих дней

от 30 000 ₽

Консультация эксперта в офисе с изучением документов без заказа экспертизы

3 000 ₽

Консультация эксперта в офисе с изучением документов при заказе экспертизы

Бесплатно

Консультация эксперта по телефону

Бесплатно

Срок проведения лингвистической экспертизы

5 - 20 рабочих дней

 

Лингвистическая экспертиза по делам об экстремизме

Автор статьи – эксперт Управления криминалистических экспертиз и исследований АНО «Бюро судебных экспертиз» Артамонова Н.В.

Словесный (вербальный) экстремизм.

  1. публичное оправдание терроризма;
  2. возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;
  3. пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
  4. публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей экстремистских деяний;
  5. подстрекательство к организации и подготовке экстремистской деятельности;
  6. угрозы применения насилия как форма воспрепятствования осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме, законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций;
  7. публичные призывы к осуществлению указанных деяний:
  • к насильственному изменению основ конституционного строя и нарушению целостности Российской Федерации;
  • к террористической деятельности;
  • к возбуждению социальной, расовой, национальной или религиозной розни;
  • к нарушению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина (в том числе к совершению преступлений) в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
  • к воспрепятствованию осуществления гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушению тайны голосования;
  • к воспрепятствованию законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций;
  • к публичному демонстрированию нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской до степени смешения, либо к публичному демонстрированию атрибутики или символики экстремистских организаций;
  • к организации и подготовке экстремистской деятельности. (Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», ст. 1.)

Оправдание терроризма. Уголовный кодекс определяет данное понятие как публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании (Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ, ст. 205.2.). Таким образом, оправдание всегда является положительной оценкой как самой террористической деятельности, так и действий ее участников, основанной на утверждениях о целесообразности, правомерности и необходимости именно такого способа действий.

Возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни. Возбуждающими рознь могут быть высказывания, содержащие отрицательную оценку и формирующие негативную установку по отношению к определенной группе, выделенной по социальному, этническому, расовому или конфессиональному признаку, или в отношении отдельных лиц как членов этой группы. Основными способами возбуждения вражды являются:

  • перенос различного рода негативных характеристик и пороков отдельных представителей на всю этническую, религиозную или социальную группу, формирование отрицательного образа всей группы;
  • приписывание всем представителям этнической или религиозной группы стремления следовать тем обычаям, верованиям, традициям, которые негативно оцениваются современным обществом;
  • утверждения о природном превосходстве одной нации, расы, религии и неполноценности или порочности других;
  • утверждения об изначальной враждебности определенной нации, расы, приписывание враждебных действий и опасных намерений одной нации, расе, религии по отношению к другим;
  • возложение вины и ответственности за деяния отдельных представителей на всю этническую, расовую, религиозную, социальную группу;
  • утверждения о полярной противоположности и несовместимости интересов одной этнической или религиозной группы с интересами других;
  • объяснение бедствий и неблагополучия в прошлом, настоящем, будущем существованием и целенаправленной деятельностью определенных этнических, расовых, религиозных, социальных групп;
  • побуждение к действиям против какой-либо нации, расы, религии, социальной группы;
  • поощрение, оправдание геноцида, депортации, репрессий в отношении представителей какой-либо нации, расы, религии;
  • требования вытеснения из различных сфер деятельности лиц определенной национальности, расы, конфессиональной или социальной принадлежности;
  • требования ограничить права и свободы граждан или создать привилегии по национальному, расовому, религиозному, социальному признаку;
  • угрозы и подстрекательства к насильственным действиям в отношении лиц определенной национальности, расы или по признаку религиозной или социальной принадлежности(Подкатилина М.Л. Судебная лингвистическая экспертиза экстремистских материалов: монография / под ред. Е.И. Галяшиной. – М.: Юрлитинформ, 2013. С. 25.).

Пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии. Пропаганда – это распространение идей, взглядов, представлений или побуждений к определенным действиям. Вербально она может выражаться в виде призывов, воззваний, поучений, советов, предостережений, требований, угроз (Об использовании специальных познаний по делам и материалам о возбуждении национальной, расовой, религиозной вражды. Методические рекомендации. Генеральная прокуратура Российской Федерации. С. 3.). Следовательно, пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его принадлежности к определенной группе означает наличие высказываний, которые формируют убеждение о существовании особых свойств, признаков и способностей, отличающих представителей одной группы в лучшую или худшую сторону, и в то же время направляют на возбуждение ненависти, вражды и унижение человеческого достоинства.

Обвинение лица, замещающего государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей экстремистской деятельности. Данное деяния по своей природе является клеветой, то есть распространением заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство должностного лица или подрывающих его репутацию (Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ, ст. 128.1.). Но квалифицировать данное деяния экстремистским возможно лишь при совокупности трех обстоятельств, входящих в состав преступления и отличающих его от клеветы, –

  1. обвинение в совершении только тех действий, которые Закон № 114-ФЗ определяет как экстремистские;
  2. обвиняемое лицо должно замещать государственную должность РФ или ее субъекта;
  3. утверждаемое преступление имело место в период исполнения должностных обязанностей указанного лица.

Подстрекательство к организации и подготовке экстремистской деятельности. Подстрекательство можно рассматривать как «склонение» лица к совершению определенных действий, а в контексте данной нормы к организации и подготовке экстремистских действий. Подстрекательство может выражаться посредством пропаганды или агитации, быть в форме призыва, угрозы или оправдания.

Угрозы применения насилия при воспрепятствовании осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме, законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций. Угроза применения насилия – это устно или письменно высказанное намерение нанести вред гражданину или общественным интересам. Важным условием данного состава является угроза применения насильственных действий, то есть физического или имущественного вреда живым лицам путем совершения различных преступлений (убийство, поджог, террористический акт).

Призывы к осуществлению экстремистской деятельности. Пленум Верховного Суда в своем Постановлении от 28 июня 2011 года № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» определяет призыв как выраженное в любой форме (устной, письменной, с использованием технических средств, информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, включая сеть «Интернет») обращение к другим лицам с целью побудить их к осуществлению экстремистской деятельности (Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», п. 4.).

В настоящее время многими ученым признается, что судебная лингвистическая экспертиза является самостоятельным родом судебных экспертиз класса речеведческих экспертиз. Появление в рамках судебной лингвистической экспертизы отдельных видов обусловлено конкретизацией экспертных задач и спецификой объектов исследования. Таким образом, в качестве отдельного вида выделяют судебную лингвистическую экспертизу экстремистских материалов.

Предмет судебной лингвистической экспертизы экстремистских материалов составляют фактические данные, исследуемые и устанавливаемые в гражданском, административном, арбитражном и уголовном судопроизводстве, которые могут быть положены в основу принятия правоприменителем решения о признании или непризнании исследуемых объектов экстремистскими материалами, на основе специальных знаний в области лингвистики. Следует пояснить, что в соответствии с Законом № 114-ФЗ экстремистскими материалами являются предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и / или расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы.

Объектом лингвистической экспертизы экстремистских материалов является речевое произведение в форме устного высказывания или письменного текста, зафиксированное на любом материальном носителе и исследуемое на предмет наличия или отсутствия в нем признаков экстремизма. Типичными задачами судебной лингвистической экспертизы креолизованных текстов экстремистской направленности являются:

  • выявление информации (представленной как языковыми, так и изобразительными средствами), содержащей негативные оценки или выражающей неприязненное, враждебное отношение к какой-либо национальной, расовой, социальной, конфессиональной группе;
  • установление информации, враждебного, агрессивного или уничижительного характера по отношению к лицам какой-либо национальной, расовой, социальной, конфессиональной группы;
  • выявление информации, содержащей пропаганду неполноценности граждан по признаку принадлежности их к какой-либо национальной, расовой, социальной, конфессиональной группе;
  • выявление информации о природном превосходстве / неполноценности какой-либо национальной, расовой, социальной, конфессиональной группы;
  • выявление информации о возложении ответственности за деяния отдельных представителей на всю национальную, расовую, социальную, конфессиональную группу;
  • установление информации об изначальной враждебности какой-либо национальной, расовой, социальной, конфессиональной группы по отношению к другой;
  • установление информации об антагонизме, принципиальной несовместимости интересов двух и более национальных, расовых, социальных, конфессиональных групп;
  • установление информации, в которой бедствия, неблагополучие в прошлом, настоящем и будущем одной национальной, расовой, социальной, конфессиональной группы объясняются существованием и целенаправленной деятельностью другой группы;
  • выявление информации, содержащей положительные оценки, восхваление геноцида, депортации, репрессий в отношении какой-либо национальной, расовой, социальной, конфессиональной группы;
  • установление информации, содержащей негативные уничижительные оценки личности как представителя какой-либо национальной, расовой, социальной, конфессиональной группы;
  • выявление информации, побуждающей к совершению экстремистских действий;
  • выявление призывов к совершению экстремистских действий;
  • выявление информации, обосновывающей / оправдывающей совершение каких-либо действий (Подкатилина М.Л. Судебная лингвистическая экспертиза экстремистских материалов: монография. С. 35-36.);
  • выявление признаков угрозы;
  • выявление негативной информации о деятельности конкретного лица.

Лингвистическое исследование проводится путем проведения анализа трех типов: предметно-тематического, оценочно-экспрессивного и целевого (См.: Кукушкина О.В., Сафонова Ю.А., Секераж Т.Н. Методика проведения судебной психолого-лингвистической экспертизы материалов по делам, связанным с противодействием экстремизму и терроризму / ФБУ РФЦСЭ при Министерстве юстиции Российской Федерации. – М., 2014. С. 20.). Эксперт должен диагностировать три обязательных элемента экстремистского текста: определенную тематику, определенное отношение и определенную цель. При отсутствии хотя бы одного из элементов нельзя делать категорический вывод о наличии признаков словесного экстремизма в тексте.

Тематика текста отражает предмет речи, то есть то, о чем идет речь в тексте, и тип сообщаемой информации о нем – совокупность языковых и изобразительных средств, формирующих определенный способ подачи заложенной информации. Предметом текстов экстремистской направленности являются группы лиц, объединяемые расовой, национальной, языковой, социальной, религиозной принадлежностью или отношением к религии, а также их отдельные представители; должностные лица; определенные «устои» устройства и деятельности государства и общества; экстремистские действия (Кукушкина О.В., Сафонова Ю.А., Секераж Т.Н. Теоретические и методические основы судебной психолого-лингвистической экспертизы текстов по делам, связанным с противодействием экстремизму. – М.: РФЦСЭ при Министерстве юстиции Российской Федерации, 2011. С. 36.).

Главным признаком того, что речь идет о группе в целом, служит обобщение. Обобщение может осуществляться как путем указания на типичность, классического представителя группы, так при помощи указания на любого, неопределенного представителя группы. В обоих случаях действия, свойства одного представителя распространяются на всю группу, к которой он принадлежит. Разница же заключается в том, что в первом случае в тексте указывается конкретный представитель, обладающий «типичными» свойствами, в то время как во втором случае отсутствует конкретизация субъекта. Как правило, используются различные номинации представителей разных групп – «менты», «хачи», «цыгане» и др., наделяющие абсолютно любого члена группы определенными свойствами.

В креолизованных текстах (сочетание вербальной и визуальной информации, например, демотиваторы) часто группа как предмет речи отражена в изобразительной части. Так, изображение женщины в парандже может свидетельствовать о том, что предметом речи является религиозная группа (указание на любого представителя). Либо изображение президента Чеченской республики в определенном контексте может рассматриваться как указание на типичного представителя группы и, тем самым, предметом речи будет являться национальная группа.

Авторскому отношению к предмету речи соответствуют разного рода оценочные значения, имеющие в языке свои специфические способы выражения. В текстах экстремисткой направленности возможна как негативная оценка (при вражде, унижении, обвинении), так и положительная (при оправдании). Наряду с традиционным типом оценки «хороший / плохой», в тексте может содержаться оценка типа «нравится / не нравится», «достоин / недостоин», «свой / чужой», «равен / неравен», «допустимо / не допустимо», «возможно / невозможно», «истинно / ложно», «достоверно / недостоверно» и др. Так, при возбуждении ненависти изображение демонстрируются различные противоправные или осуждаемые действия лиц, на которых направлена агрессия (нахождение в следственном изоляторе, унизительное отношение к святыням и др.).

Коммуникативная, или речевая цель – это сообщаемая адресату информация о том, зачем производится то или иное речевое действие. Конкретные коммуникативные цели текста осуществляются в речевом жанре. Например, речевая цель инструкции – обучение правильным с позиции автора действиям. Признанная экстремистским материалом «Инструкция по уличному террору» демонстрирует способы борьбы скинхедов к представителям других национальностей и вероисповеданий. Речевой целью такого текста является убеждения адресата в необходимости совершения описываемого действия и его побуждения к совершению этого действия. Основными языковыми средствами выражения побуждения являются побудительные предложения (я хочу, чтобы ты сделал это), инфинитив (Стрелять!), имена существительные, обозначающие адресата (Люди! Русские!), либо номинации будущих действий (Смерть), местоимения второго лица и др.

Эксперт

Потитня Анастасия Александровна

Эксперт Потитня Анастасия Александровна

Должность: эксперт Управления криминалистических экспертиз и исследований Департамента экспертов Автономной некоммерческой организации «Бюро судебных экспертиз».

Эксперт

Артамонова Надежда Владимировна

Артамонова Надежда Владимировна

Должность: эксперт Управления криминалистических экспертиз и исследований Департамента экспертов Автономной некоммерческой организации «Бюро судебных экспертиз».

Эксперт

Строкова Полина Юрьевна

Строкова Полина Юрьевна

Должность: эксперт Управления криминалистических экспертиз и исследований Департамента экспертов Автономной некоммерческой организации «Бюро судебных экспертиз».

Эксперт

Липатова Антонина Петровна

Липатова Антонина Петровна

Должность: эксперт Управления криминалистических экспертиз и исследований Департамента экспертов Автономной некоммерческой организации «Бюро судебных экспертиз».